Главная » 2010 » Март » 24 » Обзор резонансных изменений к закону «О природно-заповедном фонде Украины»
12:37
Обзор резонансных изменений к закону «О природно-заповедном фонде Украины»

Принятый Верховной Радой Закон «О внесении изменений в Закон «О природно-заповедном фонде Украины» запрещает охоту в объектах природно-заповедного фонда, что вызвало значительный резонанс среди охотников, в том числе нашего района. Мы обратились к администрации Дунайского биосферного заповедника с просьбой прокомментировать и разъяснить эти изменения. Вот что рассказал нам директор заповедника А. Н. Волошкевич:


Хотя Закон был подписан Президентом еще  21 января 2010 г., мы узнали о нем из рассылки общественности 14 февраля. О том, что готовятся изменения в Закон «О природно-заповедном фонде Украины», в частности, очень серьезно повышаются полномочия нашей службы охраны, мы знали, но запрет охоты на всей территории стал для нас полной неожиданностью, хотя  кампания общественности против охоты ведется уже давно и нарастает.

Корр.: Редакция «Дунайской зари» также получала электронные рассылки Киевского эколого-культурного центра с их аргументами за ограничение охоты и призывом присоединиться к различным мероприятиям…

А.Н. Волошкевич: Действительно, с целым рядом их аргументов просто невозможно не согласиться. Например, почему во время сезона размножения рыбу ловить нельзя, стрелять зверей нельзя, а весенняя охота на птиц была разрешена? В 2004 году Киевский эколого-культурный центр подготовил законопроект, запрещающий весеннюю охоту, и за него проголосовали все без исключения народные депутаты, присутствующие на пленарном заседании.

Вы помните, Александр Николаевич, как Вас удивили во время нашей совместной поездки в Австрию совершенно непуганые косули и фазаны рядом с населенными пунктами, хотя это страна с давними охотничьими традициями. Точно так удивлялись охотники из нашей делегации, когда мы подписывали в Голландии договор побратимства между Вилково и Хитгорном, увидев диких гусей, подпускающих к себе на 5-10 м. Только когда они улетели, украинские охотники окончательно поверили, что это не домашние птицы.

И там и там местные жители гуляют с детьми, любуются птицами и животными, наслаждаются природой. Почему такое не происходит в окрестностях наших городов и сёл? Потому что у нас сразу же за границей населенных пунктов, как правило, начинаются охотничьи угодья. В Украине 362 тыс. охотников или 0,8% населения страны, которые достаточно организованы и даже агрессивны в защите своих интересов. Но правильно ли это, когда 1% агрессивного меньшинства диктует 99% пассивного большинства каким должен быть окружающий нас ландшафт? Они отстаивают свои права, но ведь у нас тоже есть права, тем более что нас в 100 раз больше.

Площадь охотничьих угодий в Украине  сейчас составляет 81% и,  безусловно, должна быть сокращена, но это должно быть взвешенное и продуманное сокращение. В Верховную Раду  много лет обращаются с письмами различные общественные организации, деятели науки, культуры, представители религиозных организаций, много детей с призывами ограничить охоту.

В 2005 г. Киевский эколого-культурный центр выпустил большой сборник «Брось охоту – стань человеком», где  приводится много аргументов против охоты, статей специалистов и выдержек из произведений великих писателей, хроника различных акций.

Корр.: Но есть еще один аспект проблемы – в свое время к нам в редакцию охотники принесли статью, где указывалось,  что охота важное подспорье для семейного бюджета, и об этом же они писали в различных письмах.

А.Н. Волошкевич: Это, мягко говоря, совершенная неправда, и любой местный охотник сам это знает при нынешних ценах на бензин, патроны и среднем количестве добываемой дичи. Если же брать приезжих охотников с их несколькими сотнями патронов, дорогими ружьями, стоимостью приезда, ночлега, еды  и  т.д., то тут вообще комментарии о подспорье для семьи излишни, это просто у людей такое дорогостоящее хобби.

Вместе с тем, хоть я и не охотник, но как директор биосферного заповедника, где охота проходит в большей части территории, я обязан был заботиться, чтобы соблюдались хоть какие-то цивилизованные и упорядоченные нормы. После этого неожиданного полного запрета мы сейчас сами ждем предусмотренного в изменениях к Закону Постановления Кабинета Министров и ряда разъяснений.

Корр.: Александр Николаевич, давайте опять вернемся к изменениям в Законе, чтобы детально понять их суть.

А.Н. Волошкевич:  Этим вопросом у нас детально занимается заместитель директора заповедника по охране и природопользованию В. А. Федоренко, так как это входит в его служебные обязанности и, кроме того, он  охотник  с большим  стажем, поэтому он Вам расскажет лучше.

Корр.:  Верховная Рада Украины приняла Закон о запрете охоты на особо охраняемых территориях. Каков  Ваш первый комментарий?

В.А. Федоренко: Во избежание кривотолков, хочу сразу внести ясность: Законом «О внесении изменений в Закон «О природно-заповедном  фонде Украины» от 21 января 2010 года  № 1826-VI охота запрещена практически на всех территориях природно-заповедного фонда Украины –  в природных и биосферных заповедниках, национальных природных парках, региональных ландшафтных парках, заповедных урочищах, а также охранных зонах природных заповедников. И лишь в заказниках, как гласит закон, охота запрещается или ограничивается.

Реальное представление о том, каких по площади территорий этот запрет коснулся, дает цифра – сегодня территории и объекты ПЗФ в Украине составляют 4,6% территории страны. Сделаем оговорку, что составной частью природно-заповедного фонда также являются ботанические сады, зоологические и дендрологические парки, парки-памятники садово-паркового искусства, с функционированием которых охота, понятно, была и остается несовместимой.

Повсеместно запрещена охота на территории Дунайского  биосферного заповедника, а именно на 23791,26 га охотугодий, которые входят в его состав в границах Килийского района, и на 3850 га охотугодий в границах Татарбунарского района (верховье оз. Сасык и Джантшейский лиман).

Корр.:  Если подходить формально, процент заповедных территорий в стране не такой уж большой.

В.А. Федоренко:  Формальный подход, во-первых, мало что объясняет в этом вопросе. Во-вторых, в составе  территорий природно-заповедного фонда есть немало охотничьих угодий, которые относятся к числу лучших в стране. Примером могут служить водно-болотные территории как охотугодья в составе нашего заповедника. В-третьих, есть одобренная Кабинетом Министров в феврале 2006 года Концепция Общегосударственной  программы развития заповедного дела в Украине до 2020 года. В соответствии с ней и с учетом действующих стандартов в цивилизованных странах размер заповедных территорий в Украине к  2020 году должен вырасти с 4,57% до 10% от общей площади страны. В большинстве стран Европы удельный вес земель природно-заповедного фонда составляет от 10 до 25% их общей площади. Таким образом, удельный вес заповедных территорий  будет с годами увеличиваться как важное направление государственной природоохранной политики.

Корр.: Чем объяснить, что такие резонансные изменения в природоохранное законодательство поддержали более чем 300 депутатов Верховной Рады. Ведь не так часто нынешний состав ВР принимает законы конституционным  большинством?

В.А. Федоренко: Принятие этого закона явилось неожиданностью не только для охотничьей общественности, но и  для администраций заповедников, национальных парков и других объектов  природно-заповедного фонда. Внесенные изменения в Закон «О природно-заповедном фонде Украины», запрещающие охоту, даны в таких формулировках и так разбросаны по всему тексту Закона, что часть депутатов могла и не представлять общую картину того, к чему вели эти  запреты. Продемонстрируем это на примере введенного запрета охоты на территории ДБЗ.

В ст. 18 Закона «О природно-заповедном фонде», где речь идет о биосферных заповедниках,  внесено дополнение, что охота запрещена в зоне антропогенных ландшафтов. А  поскольку в состав зоны антропогенных ландшафтов ДБЗ  отнесены территории вокруг г. Вилково, Жебриянская гряда, бывшее рыбное хозяйство (ПТРХ) и северная часть о. Ермаков, запрет охоты здесь введен прямой  и очевидный. Основные же площади охотугодий в составе ДБЗ расположены в буферной зоне. А вот здесь охоту закрыли путем ее запрета в охранных зонах природных заповедников, поскольку режим буферных зон соответствует режиму охранных зон природных заповедников. В Стенцовско-Жебрияновских плавнях, как зоне регулируемого заповедного режима, охота автоматически запрещается, поскольку режим этой зоны, согласно действующего законодательства, соответствует режиму региональных ландшафтных парков, заповедных урочищ и т.д., где охота также запрещена. Можно ли быстро в этом разобраться и понять истинную картину без специального и глубокого изучения Закона «О природно-заповедном фонде»?! Думаю, вряд ли.

Корр.: Приходится слышать, что одним из доводов в пользу запрета охоты на территориях и объектах природно-заповедного фонда стало то, что сегодня  в состав охотничьих угодий включена подавляющая часть территории страны, а именно около 80% ее площади.  И как выход из положения, авторы закона предложили запретить охоту хотя бы  на незначительной части, то есть на особо охраняемых территориях, которые составляют, как уже говорилось, 4,6% общей площади Украины?

В.А. Федоренко: Можно предположить, что это действительно рассматривалось в качестве аргумента. Этот вопрос дискуссионный. Здесь важно учесть такие  аспекты. Во-первых, высокий процент охотугодий в стране исторически обусловлен, он есть наследие  советской эпохи. Отсутствие частной собственности на землю и господство  общенародной и коллективной собственности (сельское хозяйство), действующее в то время  охотничье законодательство создавали благоприятные социальные и юридические предпосылки для расширения площадей охотничьих угодий. Во-вторых,  пользователи охотугодий в нашей стране платили символическую плату за использование таких территорий, а сейчас вообще освобождены от платы за охотугодья. Если бы эти платежи были  ощутимыми, поверьте, процент территорий под охотугодьями, без сомнения, заметно  снизился бы. В-третьих, перспектива развития фермерства, продажи земли и т.д.  в Украине будет иметь результатом сокращение площадей охотугодий по аналогии с западными странами. Далеко не каждый фермер, арендатор земли  и т. д. захочет, чтобы по его полям ходили  охотники. Эти землепользователи будут иметь полное  право добиваться  выведения своих земель из охотничьего пользования. В-четвертых, не надо забывать, что, согласно действующему законодательству, с целью охраны и воспроизводства охотничьих животных  не менее 20% территории охотугодий отводится под воспроизводственные участки, где охота запрещена. Это тоже, в известной мере, ослабляет силу рассматриваемого аргумента о всеохватывающей территориальной экспансии охотничьей сферы.

Корр.: Скажите, Василий Арсеньевич, если запрет охоты на территории того же Дунайского биосферного заповедника может рассматриваться как ужесточение заповедного режима, не коснулись ли внесенные  изменения в Закон  «О природно-заповедном фонде»  ответственности за незаконную охоту.

В.А. Федоренко: Вопрос своевременный и принципиальный. До введения запрета охоты на территории ДБЗ ответственность за нарушение правил охоты в охотугодьях, входящих в состав территории нашего заповедника, как, впрочем, и любого другого заповедного объекта,  определялась Кодексом об административных правонарушениях, а именно ст. 85 этого кодекса. Лишь незаконная охота в заповедной зоне ДБЗ, а также охота с нанесением существенного материального ущерба (сейчас законодательно определена начальная сумма такого ущерба – 250 необлагаемых налогами минимумов доходов граждан или 4250 грн.) подпадала под действие Уголовного кодекса (ст. 248). Сейчас при сохранении введенного законодательством запрета на охоту на территории ДБЗ факты незаконной охоты, независимо от зоны заповедника, где они будут иметь место, подпадают под Уголовный кодекс.  Ответственность серьезная: в части 1 ст. 248 Уголовного Кодекса - штраф от 1700  до 3400 грн или ограничение свободы на срок до трех лет с  конфискацией орудий и средств охоты и всего добытого, а в части 2 той же статьи –  штраф от 3400 грн до 6800 грн или ограничение свободы на срок до пяти лет, или лишение свободы на тот же срок.

Корр.: Ужесточение заповедного режима через внесение подобных изменений в природоохранное законодательство логично подводит к вопросу  о механизмах и полномочиях соответствующих служб, призванных обеспечивать этот режим.

В.А. Федоренко: Охрана территории заповедников, национальных парков и т.д., поддержание соответствующего заповедного режима возлагается на  службу государственной охраны природно-заповедного фонда. Есть такая служба и в составе администрации ДБЗ. Внесенными изменениями в закон этой службе придан статус правоохранительного органа со всеми вытекающими отсюда последствиями. В Закон «О природно-заповедном фонде» дополнительно внесена статья о социальной защите должностных лиц этой службы, что должно способствовать повышению результативности ее работы.

Корр.: Каким может быть развитие событий после внесения изменений в природоохранное законодательство, запрещающих охоту на территориях и объектах  ПЗФ?

В.А. Федоренко: Ситуация одновременно и проста, и сложна. Закон, если он вступил в силу, должен выполняться. На то он и закон. Другое дело, что эти изменения в Закон «О природно-заповедном фонде», резонансны, они множат ряды противников в охотничьей среде, да и не только. В этом случае есть один путь, чтобы отменить  введенный законодательством запрет на охоту – принять новый Закон.

Корр.:  Если исходить из того, что с 21 января 2010 года в границах Украины охота несовместима с ее заповедными территориями, как это  в перспективе может отразиться   на каждой из этих двух сфер – охотничьей и заповедной?

В.А. Федоренко: Это трудный вопрос. О том, что будет завтра, всегда говорить сложно и, часто, неблагодарно. Я воздержусь от комментариев о возможных последствиях для охотничьей сферы предстоящего сокращения охотугодий за счет заповедных территорий. Ситуация требует хладнокровного анализа и осмысления.  Профессионально об этом могут сказать те, кто  непосредственно работает в сфере охоты и охотничьего хозяйства. Но как человек, проработавший более 15 лет в заповедном деле, могу предположить, что для развития природно-заповедного фонда, расширения заповедных территорий, имиджа заповедной сферы такими запретами созданы существенные препятствия. Приведем еще один пример.

Указами бывшего Президента  В.А. Ющенко за период с ноября 2008 года по январь 2010 года было создано 29 национальных природных парков. А теперь представьте, в какой ситуации оказались органы местной власти, которые вчера согласовывали передачу земель под создание национальных природных парков при одних условиях, а спустя не годы, а месяцы эти условия радикально поменялись?! Еще вчера охота была законодательно запрещена  только в небольших по площади заповедных зонах национальных природных парков, а уже сегодня на всей территории национальных парков?!

Отведение ценных земель под заповедные объекты всегда было делом непростым,  даже болезненным, поскольку сопровождалось ограничением хозяйственного использования этих территорий. Сейчас оно еще более усложнится, потому что на местах в связи с запретом охоты на таких землях чрезвычайно затруднится сама  процедура  получения «добра» на создание новых заповедных объектов.

Пусть время докажет обратное, но я думаю, что от введения запрета на охоту на заповедных территориях заповедное дело, учитывая условия, в которых живет наша страна, скорее проиграет, чем получит какие-либо преимущества, не говоря уже о стимулах развития. Верховной Радой создан прецедент неискренних  отношений с местным населением при рассмотрении   заповедных дел,  даны основания многим думать о непредсказуемости  решений в заповедной сфере. 

Вопросы задавал А. Кольяков

 

По материалам http://www.kiliya.info/blog/okhota_v_zapovednike_novyj_zakon_i_ego_posledstvija/2010-03-19-2629

Просмотров: 5034 | Добавил: Rau